iii
Каталог сайтов OpenLinks.RU

Регистрация Тендеры, Закупки
Доска объявлений ОТДАМ ЗА ДЕНЬГИ
Поиск по каталогу
 



Опции каталога
Добавить сайт
Изменить данные

Информация
Rambler's Top100 Rambler's Top100
  Каталог сайтов iLinks.RU

Баннеры

Всего.RU



Всего.RU








Статья по теме


Шибко бегуча лодка!

В МОИХ путешествиях по таежной Сибири неоднократно возникали казусные ситуации из-за того, что собеседники просто-напросто не понимали друг друга. Хотя говорили между собой на русском языке. Вот, например, такой случай.

Плыл по Бирюсе. На реке повстречался со старовером. Он то и сказал мне, что у него дома живет косуля. Напросился ее сфотографировать. Пришел под вечер. За заборчиком двое детей. Мальчишка и девчонка. Спрашиваю их:

-- Папа, дома?

А они недоуменно пожимают плечами и возмущенно отвечают:

-- Нет у нас никакого «папы»! И никогда не было!

-- А косуля у вас живет?

-- И косули у нас нет!

Подумал, что ошибся домом. Но, пройдя немножко дальше, понял свою языковую ошибку. Вернулся и спросил детей, учитывая староверческо-сибирский лексикон.

-- Тятя, дома?

-- На лодке уплыл, -- тут же ответила мне девочка.

-- А козу без него посмотреть можно?

-- Можно! – радостно воскликнули дети. И через несколько секунд косуленок -- таежная козочка -- уже прыгал по капустным грядкам.

В этом же регионе староверы бок о  бок живут с коренными ангарцами. Общаясь с ними еще больше можно оконфузиться. Потому что в их колоритном говоре очень много удивительных слов, отсутствующих в нашем нивелированном лексиконе. Например, «рукотерник» -- полотенце, «задергушка» -- оконная занавеска, «мигушка» -- керосиновая лампа, «хмелило» -- водка, «ушкан» -- заяц, а вот «жаба» -- это голод.

Мужа коренные ангарки величают «родимый». А вот если скажут ласково-преласково: «вилюча ты блажница» -- это означает «лживая, скандальная женщина»… Некоторые гости потом сильно жалеют, что общение шло без переводчика, и не оценили они всего многообразия и потайного смысла удивительного ангарского говора. Особенно, когда что-нибудь подобное, о тебе было сказано. Потому что ангарцам свойственен не только особый говор, но и подковыристый юмор. И не всегда поймешь, когда они шутят, а когда говорят серъезно, приправляя все своими доморощенными прибаутками.

Дед Василий Сизых, прочитав в газетке, что в городе гидростроителей Кодинске прошли игры КВН, спросил меня:

-- А из Кежмы никого не было, знашь пошто? И, не дожидаясь ответа, сам же и продолжил:

-- Команда не комплектная получается. Все находчивые давным-давно уехали. Остались только веселые.

-- Вы -- из веселых, выходит?!

-- Не-е-т. Я из другой лиги. Из чалых да драных.

А вот еще случай. Как-то с московскими художниками поехал «на натуру» к мысу Поп. Один из них решил поплавать на лодке. Спросил у стоявшего на угоре деда: «Можно?» «Можно, – отвечает тот. Но смотри, вот эта -- шибко бегуча!» Художник Николай ее и взял, как самую быструю. Отплыл от берега и стал… тонуть. Только ведь дед честно предупредил о ее шибкой дырявости. «Бегуча» лодка потому, что в ней вода из всех щелей бежит…

«Безвестным народом» назвал своих земляков-ангарцев писатель Валентин Распутин. Потому что официально такого этноса нет. А говор -- есть. Причем ученые его называют уникальным. Принесли его с собой сибирские первопроходцы и переселенцы из Европейской России. Но там, где взяли, -- почти ничего уже не осталось. А в сибирской глухомани старорусское наречие выжило.

Это сегодня Кежемский район находится на географической обочине, а раньше стоял на главной дороге. По Ангаре прошли почти все экспедиции землепроходцев. Вверх по реке тащили груженые лодки-илимки. Вниз, через пороги, лоцманы проводили для Московии караваны с пушниной, кедровым орехом, костью мамонта и диковинным чаем из Китая.

В одном месте мне даже показали старую бурлацкую тропку. Натоптали почти за четыре столетия. Еще и в середине прошлого века иногда использовался такой способ доставки грузов. Из-за него все старые деревни отстояли одна от другой по одной мерке. По времени дневного таска -- волока. Правда, Ангара не Волга, и здесь тех, кто на бечеве тянул лодки, называли лямочниками. А вовсе не бурлаками.

В начале девятнадцатого века ходовая дорога Сибири -- Ангара -- была предана забвению. Весь грузопоток пошел по построенному на юге Сибирскому тракту, а затем и Транссибу. Но обосновавшиеся в Приангарье люди -- остались. Они не познали ни феодального гнета, ни крепостного права. Их даже в рекруты не брали. Боялись, что ссылаемые сюда «политические» вконец испортили вольный народ.

Что правда, то правда: ангарцы никогда не кланялись ни перед какой властью. Даже в советское время всевозможные исполкомы, парткомы, профкомы, райкомы здесь между собой именовали «шаткомами». Слово одно, но с каким смыслом! Все в себя вобрало: и обычную шаткость, и дурную силушку медведя-шатуна.

Поразительно, но в лексиконе ангарских старожилов Кежемского района до сего дня полным-полно забытых старорусских слов. Судьба их сложилась так, что оказались они надолго отдаленными от привычного мира. Таежные монахи без монастырей. Поэтому язык их и сохранил уникальную российскую самобытность. Но даже в условиях сибирской глухомани говор их не остался в неизменности. Он тоже менялся, но по своим законам, и потому ангарцы, как и староверы, с трудом понимают язык, на котором писал свое жизнеописание знаменитый протопоп Аввакум. Близкий язык. Русский, но заметно другой. А ведь с той поры прошло всего лишь три с половиной века. Но язык изменился кардинально.

Наверное, и написанное нами, будет точно также восприниматься будущими поколения россиян… С непониманием и удивлением.

Олег Нехаев








Интерреклама. Интернет